Давид С. (david_sand) wrote,
Давид С.
david_sand

Как все это было

- Дивид, вы же понимаете, что аспирантура МГУ, это единственный шанс в жизни. Может подумаете еще?
- Я уже подумал, Лия Аршаковна. Я понимаю, да. Но, обстоятельства. Не могу больше остаться в Москве, домой надо.
Милая Лия Аршаковна. Она опекала нас, армянских аспирантов, несмотря на риск быть обвиненной в землячестве. А может и не было никакой такой опасности. Может это все было понарошку, как моральный кодекс строителя коммунизма?

Ведь, все знали, что лучшие блоки в общаге у чеченцев потому, что комендант общежития чеченец. Все знали, что втиснуться в лабораторию Х. невозможно если у тебя нет родственников евреев, а профессор истории А. обязательно срежет тебя на первой попытке сдать в очередной, кажется третий уже по счету за весь путь к карьере кандидата наук, курс истории КПСС, если ты из Закавказья или Средней Азии.
  Но, Лию Аршаковну любили все, независимо от национальности, политических убеждений, которые уже к тому времени начали не только появляться, но даже уже сталкиваться, и не только у аспирантов и студентов, но даже у осторожных сотрудников лабораторий физического факультета МГУ. Лию Аршаковну любили потому, что она была красивой женщиной. Старше нас, да, можно было ее назвать даже зрелой, но все еще эффектной и, главное доброй ко всем нам, ну и чуть заметнее к нам, студентам из, теперь уже страны, которую она называла "родина". "Ну, как там на родине, спрашивала она, когда мы заходили в "аспирантскую" после каникул. Не знаю, была ли она когда-нибудь там вообще, но языка не знала, да и не знаю насколько вообще знала что-либо про родину. Похоже, что немного.
- Значит окончательно решили?
- Да, окончательно. Я уже и билет взял, - в качестве последнего и неотразимого аргумента ляпнул я, хотя билета у меня еще не было, да еще и надо было сниматься с воинского учета и прописки, а сколько это могли занять тогда времени было известно одному их бюрократическому богу. Если бы она знала сколько раз мне приходилось за эти несколько дней слышать "вы точно решили уйти?", "вы же можете пожалеть", "подумаете еще, Давид, это один раз в жизни, другой возможности не будет". Только один единственный человек удивил меня своей реакцией, мой научный руководитель. Он, посмотрел на меня с пару секунд, оторвав свой взгляд от монитора, хлопнул громко по клавише Esc, резко развернулся на вращающемся стуле и сказал "пойдем, покурим". Мы вышли на лестничную площадку, где можно было курить, он дал мне прикурить от спички, косо глянув на мой "Космос" с фильтром ("жируете, аспирантура" подкалывал он нас иногда, прикуривая свою "Астру") и задумчиво глядя в окно сказал:
- Ну, да, правильно, наверное. Чего тут делать, тут делать нечего. Только, послушайте моего совета, не езжайте в Армению. То есть езжайте, но не задерживайтесь там. Там науки не будет, как и здесь, впрочем. Вы молодые (был у нас еще аспирант), языки знаете, я туп в языках, так и не смог научиться говорить на английском. Вон, Гусев, уехал в Лондон. Да, наукой не особо занимается, преподает, ну а чем плохо? Сашка (второй аспирант) лентяй , не хочет язык учить, сколько раз ему говорил, - продолжал он, все еще глядя в окно, будто говорил сам с собой.
Владимир Владимирович Шувалов. Самый молодой на кафедре доктор наук, умница невероятная. Не особо общительный, поэтому лабораторию нашу коллеги по кафедре особо не посещали. Сплетничать он не любил, никого не критиковал, но видно было, что к пыхтящим над тупиковой темой людям относился с иронией.
- Все еще стреляете в свой таллий? - говорил он моему бывшему шефу, по дипломной.
- Не таллий, а тулий! В талий мы давно уже не стреляем, я делал доклады на семинаре, ... а что?
- Нет, нет, ничего, просто спросил. Прости, путаю все эти элементы ..
Пока писал погуглил. Похоже, все еще на кафедре, профессор. Фото в той же лаборатории, стоит, опирается на установку очень похожую на ту, что собирал я. Вряд ли она же, конечно, 30 лет, сейчас и лазеров то таких нет, наверное, разве, что в музеях.
Дальше все было по плану. Сборы, билет на поезд (вещей было много для самолета), прощание с друзьями по кафедре, по общаге, с родственниками. Чемодан, коробки вокзал, Ереван. Это было в 1991г. в ноябре, когда уже миновал августовский путч и уже прошел год со дня объявления армянским парламентом о независимости. Еще не было Беловежских соглашений, но развал Союза уже был очевиден и уже набирала обороты война между Арменией и Азербайджаном, названная Карабахским конфликтом, нарастало напряжение между Абхазией и Грузией, уже были новости о боевых действиях в Южной Осетии, а за Средней Азией мы особо не следили, поскольку не очень то и разбирались в тонкостях тамошних этнических мин, бережно заложенных еще при закладке фундамента советской империи.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Tags: МГУ, Москва, истории из прошлого
Subscribe

  • Командировка, однако

    С завтрашнего дня и до субботы я в Москве. В связи с этим вопросы, предложения и пожелания: Вопрос: как погода в Москве и что лучше одеть чтобы не…

  • Кратко о командировке

    Куда бы ты не уехал работа найдет тебя везде. Всю дорогу звонили то сотрудники, то коллеги, то начальство и чего–то спрашивали, советовались,…

  • Москва и москвичи

    В Москве не был с 2005г. Приехал всего на 2 дня, но впечатлений много. Во–первых, встретил практически всех друзей детства. Посидели, выпили,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments