January 17th, 2007

Balcony photo

Результат совещания в МИДе оказался сногсшибательным

Именно сногсшибательным, ибо в холодном зале заседания я окончательно перевел проснувшийся вчера радикулит (или ревматизм, хрен его поймет) в острую форму. Два, а то и три дня невыходного режима обеспечены. Ну, а если по существу, то МИД решил собрать всех тех, кто представляет нашу маленькую, но гордую страну во всяких комитетах, комиссиях и экспертных группах Совета Европы. Зачем именно, я так понял, они и сами не знали, но видимо, нужно было отрапортовать о какой-нибудь проделанной работе. Начали с того, что предложили для пущей оперативности обмениваться информацией по электронной почтой и не заморачиваться бумажной перепиской. Предложение встретило возражение министерств, возглавляемых республиканцами. У них, видимо, строжайшая дисциплина и вся переписка проходит через руки цензора, порой даже самого министра. Представители ЦБ и прокуратуру ехидно хихикали. Они, видимо, считают себя наиболее продвинутыми и независимыми.

Потом определили формат отчетности - как и что писать и кому посылать. Возражений не было. Ну, и под конец МИД посоветовал пользоваться услугами представительства в Страсбурге, мол дип миссия наша, должна вам помогать, ну и в курсе быть. Тут ЦБ и прокуратура высказались, что мол толку от них никакого и глава армянской общины более полезная личность нежели дип миссия (наверняка правду говорят - где бы я не был главы общины куда более осведомлены и готовы помогать нежели дип миссии, которые считают оказание помощи соотечественникам занятием недостойным, даже если они представляют государство).

Под конец подошли к политическим вопросам. Представитель полиции (миловидная дама из отдела внешних связей, которая участвует в комиссии по вопросам борьбы с дискриминацией женщин и бытовому насилию, тоже, разумеется, над женщинами) и представитель мин труда и соц обеспечения пожаловались на провокации соседей, которые периодически используют заседания для политических заявлений по поводу агрессии в НКР и т.п. Просили совета, как поступить, мол. МИД обещал помочь политинформацией и обещал прислать подкрепление из дип миссии.

МИДовцы, заметив, что граждане не очень позитивно относятся к СЕ (не уточнив в чем именно это выражается) предложили предоставлять больше информации о работе комиссий и комитетов, дабы население знало чем занимается СЕ и как государство в этом участвует. Вообще-то, я согласен с населением. Мы, блин, пишем им документы (во всяком случае в нашей экспертной группе), они его чуть переделают и представляют как свое, т.е. коллективное. Они, получают неплохие зарплаты, а для нас жмотят командировочные (дни проезда туда и обратно СЕ не оплачивает). Я тоже, недоволен деятельностью СЕ, так и скажу населению - СЕ экономит на нас с вами, товарищи. Прокурор пошутил, бросив реплику, что может оно и хорошо, что население не знает чего и как там делается, а то вообще возненавидит СЕ, а
заодно и всех присутствующих.

Ну, как водится, под занавес пожаловались на низкие командировочные, дороговизну европейскую, неповоротливость еврочиновников и прочие бытовые неудобства.
На этом совещание закончилось, а радикулит обострился.

 

 

Balcony photo

Продолжение истории о подарках мин связи

Конфликт радиостанций с мин связи (история конфликта здесь и здесь) разумеется не закончился. На письмо радиостанций о незаконности действий министерства и правительства, адресованное президенту, премьеру и парламенту откликнулся только аппарат президента. Причем пригласили для беседы только 3 из 7 радиостанций отобрав их непонятно по какому принципу. Пригласили еще и директора конторы "Республиканский центр телекоммуникаций" (напомню - бывшая инспекция электросвязи). Ничего конкретного не сказали, заявив, что передают дело в налоговые и финансовые органы не хай они разбираются. Из мин связи позвонили директору одной из радиостанций и возмущались тем, что радиостанции даже не попытались решить вопрос полюбовно и сразу стали жалобы строчить.

Директора станций с утра прозвонились, спрашивали что им делать, как быть, платить или не платить (некоторые твердо решили не платить). Получается, что одна дорога - в суд, причем конституционный. Ну, а там видно будет.